Юридический портал о недвижимости

Юридический портал о недвижимости

» » Практика по экологическим преступлениям. Судебная практика о преступлениях против экологической безопасности и природной среды. Что необходимо, чтобы судебные решения по делам об экологических преступлениях, стали справедливее

Практика по экологическим преступлениям. Судебная практика о преступлениях против экологической безопасности и природной среды. Что необходимо, чтобы судебные решения по делам об экологических преступлениях, стали справедливее

14. В соответствии со статьей 75 Федерального закона "Об охране окружающей среды" за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды устанавливается имущественная, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством.

Компенсация вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется добровольно либо по решению суда.

Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, а при их отсутствии - в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

На основании решения суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны Окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ. Иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, могут быть предъявлены в течение 20 лет.

15. Рассматривая дела, связанные с нарушениями экологического законодательства, судам следует в каждом конкретном случае выяснять размер нанесенного ущерба. При определении объема возмещения экологического вреда и расчета сумм ущерба, причиненного экологическим правонарушением и подлежащего возмещению, надлежит руководствоваться как централизованно утвержденными методиками подсчета и установленными таксами, так и региональными нормами, конкретизирующими положения федерального законодательства.

16. При решении судами вопроса о том, является ли ущерб, причиненный незаконной добычей водных животных и растений или незаконной охотой, крупным, нужно учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность животных, их отнесение к специальным категориям, например к редким и исчезающим видам, экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания, охотничьего хозяйства, а также иные обстоятельства содеянного.

В случае причинения крупного ущерба незаконной добычей водных животных и растений либо незаконной охотой необходимо установить причинную связь между действиями виновного и их последствиями.

При этом судам надлежит в каждом конкретном случае, квалифицируя содеянное, исходить не только из стоимости добытого и количественных критериев, но и учитывать причиненный экологический вред, т.е. вред, в целом нанесенный животному и растительному миру.

К такому вреду следует, в частности, относить ущерб, причиненный отстрелом зубра, лося, оленя при незаконной охоте, уничтожением мест нереста, гибелью большого количества мальков при незаконном занятии водным добывающим промыслом, отловом или уничтожением животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ. Следует также иметь в виду, что суммы, вырученные от реализации незаконно добытой продукции, зачету в счет возмещения ущерба не подлежат.

17. Обратить внимание судов на то, что преступления, предусмотренные статьями 256, 258 Уголовного Кодекса РФ, считаются оконченными с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты водные животные и растения, рыба или иные животные. Преступления, связанные с причинением крупного ущерба, образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба.

20. Вред, причиненный нарушением экологического законодательства, в соответствии со статьей 1064 Гражданского Кодекса РФ и статьи 77 Федерального закона "Об охране окружающей среды" подлежит возмещению виновным лицом в полном объеме независимо от того, причинен ли вред в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности.
Исключение составляют случаи, когда вред причинен предприятием, учреждением, организацией, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающей природной среды (статья 1079 Гражданского Кодекса РФ, статья 79 Федерального закона "Об охране окружающей среды"). В указанном случае ответственность наступает независимо от наличия вины, если причинитель вреда не докажет, что вред возник вследствие неопределимой силы или умысла потерпевшего.

Размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера ущерба, а при их отсутствии - по фактическим затратам на восстановление нарушенного состояния окружающей природной среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Лица, совместно причинившие вред, в соответствии с частью 1 статьи 1080 Гражданского Кодекса РФ несут солидарную ответственность перед потерпевшим. Суд вправе по заявлению потерпевшего и в его интересах возложить на указанных лиц долевую ответственность, исходя из степени вины каждого из них, а при невозможности определить степень вины - исходя из равенства долей (часть 2 статьи 1080, пункт 2 статьи 1081 Гражданского Кодекса РФ). При этом необходимо учитывать, что при совершении экологического преступления несколькими лицами они несут солидарную ответственность за причиненный вред лишь по тем эпизодам, в которых установлено их совместное участие.

Суд вправе уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, кроме случаев, когда он причинен действиями, совершенными умышленно (пункт 3 статьи 1083 Гражданского Кодекса РФ). В резолютивной части решения (приговора) суда необходимо указать, на кого из виновных лиц возлагается солидарная ответственность, а на кого - долевая и в каком размере. В тех случаях, когда невозможно произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства дела, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (часть 2 статьи 309 Уголовно-Процессуального Кодекса РФ).

Экологическим преступлениям посвящена 26-я глава УК РФ (от 13.06.1996 № 63-ФЗ, ред. от 28.06.2014). Большинство её статей предполагают в основном санкции в виде штрафов.

Уголовное правоприменение в экологической сфере было и в настоящее время остается недостаточным.

Состав преступлений 26-й главы УК РФ обычно предусматривает причинение существенного вреда компонентам окружающей среды и/или здоровью человека. Если первое имеет нормативную базу, то доказать причинно-следственную связь между экологическим преступлением и ухудшением здоровья человека практически невозможно.

Можно отметить некоторую либерализацию диспозиций и смягчение санкций статей УК РФ по сравнению с действовавшими ранее редакциями. Так, ст. 250 раньше предусматривала наказание за загрязнение водоемов, причинившее или могущее причинить вред здоровью людей, лесному или сельскому хозяйству, рыбным запасам. В действующей редакции УК РФ ст. 250 и ст. 251 признают преступлением только подтверждённый (состоявшийся) вред окружающей среде или человеку.

Глава 26 УК РФ содержит 17 составов преступлений, охватывающих большинство видов негативных воздействий на объекты окружающей среды.

Какие преступления в сфере экологии встречаются чаще прочих?

Незаконная рубка лесных насаждений (ст. 260),

Уничтожение или повреждение лесных насаждений (ст. 261),

Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262),

Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст. 247),

Загрязнение вод (ст. 250),

Загрязнение атмосферы (ст. 251),

Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246).

Значительно реже возбуждают уголовные дела по таким составам, как:

порча земли (ст. 254), нарушение правил охраны и использования недр (ст. 255), незаконная охота (ст. 258), нарушение правил охраны водных биологических ресурсов (ст. 257), уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (ст. 259).

На что судьи обращают внимание при рассмотрении дел в сфере экологии?

  • произошло ли в результате порубки полное прекращение роста древесных и кустарниковых растений,
  • привело ли загрязнение водного объекта к массовой гибели рыбы и других водных животных,
  • произошло ли при производстве земельных и строительных работ отчуждение плодородного слоя почвы и деградация почвенного покрова,
  • оказывает ли размещение отходов производства и потребления негативное воздействие на объекты окружающей среды.

По сути судьи устанавливают фактические обстоятельства негативных воздействий хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду, что относится к сфере специальных знаний.

А разве судьи могут самостоятельно установить, повлиял ли условный завод на загрязнение реки или нет?

Нет, судьи не обязаны обладать специальными знаниями в области экологии и смежных естественных наук. Для этого, то есть для обеспечения потребностей судопроизводства в принятии справедливого и обоснованного решения по уголовному делу, существует институт судебной экспертизы.

Что такое судебная экологическая экспертиза?

Судебно-экологическая экспертиза - сравнительно новый класс экспертных исследований.

Согласно ГОСТ Р 58081-2018 (прим. ред. - вступит в силу 1 сентября 2018 года ), судебно-экологическая экспертиза - это процессуальное действие лиц, обладающих специальными знаниями, которые дают заключение, отражающее ход и результаты исследования антопогенного воздействия на объекты окружающей среды. Примечание: к специальным знаниям при производстве судебно-экологической экспертизы относятся знания в области экологии, смежных естественных, технических, экономических наук.

При этом практически единственным специализированным подразделением в государственных судебно-экспертных учреждениях, призванным исследовать вопросы негативного антропогенного воздействия хозяйственной и иной деятельности на объекты окружающей среды, является лаборатория судебно-экологической экспертизы (ЛСЭЭ) ФБУ Российский федеральный центр судебной экспертизы (РФЦСЭ) при Министерстве юстиции Российской Федерации.

В системе судебно-экспертных учреждений (СЭУ) Минюста России в отдельных случаях подобные исследования проводятся также в ФБУ Красноярская, Тамбовская, Томская лаборатории судебной экспертизы, ФБУ Воронежский региональный центр судебной экспертизы.

В других правоохранительных органах Российской Федерации (МВД, ФСБ, СК России, Прокуратура и др.) подобные направления экспертных исследований отсутствуют.

Кроме того, судебно-экологические экспертизы проводят негосударственные судебно-экспертные организации и частные эксперты на коммерческой основе.

Хотя заключение эксперта является лишь одним из доказательств по делу и не играет исключительной роли в процессе доказывания, суды при принятии решений всё чаще опираются на результаты экспертного исследования.

Увы, практика показывает, что участие эксперта - не значит справедливый исход дела. При рассмотрении в судах заключений вскрываются многочисленные противоречия, неполнота и недостаточная обоснованность выводов и практически всегда выход за пределы компетенции. Такая ситуация может быть связана с системной сложностью, временной и пространственной изменчивостью самого предмета исследования, а также с недостаточной подготовкой экспертов в области теории и практики судебно-экологической экспертизы.

Что необходимо, чтобы судебные решения по делам об экологических преступлениях, стали справедливее?

Например, анализировать судебную практику. Рассмотрим один показательный пример - уголовное дело по ст. 246 УК РФ по факту строительства противопожарной лесной дороги.

Итак, суд должен был установить, повлияло ли наличие дороги на почвенный покров, лесную растительность, зверей и птиц, водные объекты на прилегающей к дороге лесной территории. При этом он должен был учесть результаты всестороннего комплексного исследования воздействия строительства на объекты окружающей среды.

На стадии предварительного следствия следователь назначил четыре судебные экспертизы, названные им судебно-экологическими. Тем не менее почти все вопросы, поставленные перед экспертами, являлись правовыми:

  1. Каков правовой статус лесов на территории, где была построена автодорога: на землях каких категорий они расположены, в чьей собственности находятся соответствующие лесные участки?
  2. Каков правовой режим лесных участков, через которые проходит автодорога, какие ограничения по их использованию установлены?
  3. Нарушены ли требования действующего природоохранного законодательства (правила охраны окружающей среды) при строительстве автодороги?
  4. На законных ли основаниях должностными лицами лесхоза и его филиала принимались решения о вырубке леса? Если нет, то какими должностными лицами и какие именно нарушения допущены?
  5. Имели ли указанные должностные лица право выписывать лесорубочные билеты? Исключением являлся вопрос о воздействии строительства дороги на окружающую среду («Оказало ли строительство автодороги негативное воздействие на компоненты окружающей среды: почву, воду, атмосферу, растительный и животный мир?»).

В комиссии экспертов были сотрудники областного университета: специалисты в области орнитологии, географии и гидрологии. При этом ни один из них не имел образования в области почвоведения.

Эксперты обсуждали положения следующих нормативных правовых документов:

Постановление Правительства Российской Федерации от 19 января 2006 г. № 20 «Об утверждении Положения о выполнении инженерных изысканий для подготовки проектной документации, строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства»,

Федеральный закон от 8 ноября 2007 г. № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,

Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», - Постановление Правительства Российской Федерации от 21 марта 2002 г. № 174 «О лицензировании деятельности в области проектирования и строительства»,

Другие нормативные правовые акты.

Кроме того, в экспертном исследовании отсутствовали интегративность и согласованность действий, так как каждый из экспертов углубился в свою узкопрофессиональную область знания для решения несущественных для дела вопросов. В итоге суд назначил новую судебно-экологическую экспертизу другим негосударственным экспертам.

Новая комиссия экспертов сосредоточилась на анализе ряда нормативных правовых актов, что не входит в компетенцию судебно-экологической экспертизы. Аналогичным образом провели ещё две судебные экспертизы.

Во всех четырёх случаях выводы экспертов не были основаны на полноценном исследовании материалов уголовного дела, относящихся к предмету судебно-экологической экспертизы, и эмпирических данных, они не выезжали на место происшествия, не проводили его экспертного осмотра, не отбирали проб объектов окружающей среды для их последующих лабораторных исследований и потому не могли дать объективного, полного и обоснованного заключения.

Увы, подобную ситуацию можно назвать типичной. Сконцентрировавшись на хорошо знакомом ему предмете, узкий специалист не в состоянии оценить ситуацию в целом.

После четырёх экспертиз суд принял определение о назначении ещё одной судебно-экологической экспертизы - в РФЦСЭ при Минюсте России.

Как оказалось, без экспертного осмотра места происшествия и прилегающей к нему территории, а также отбора проб объектов окружающей среды было не обойтись. В процессе экспертного осмотра эксперты выяснили, что влияние дороги на прилегающую территорию было весьма ограниченным вследствие того, что она была проложена через недавнюю гарь. Для данной местности вследствие её природных условий лесные пожары являются регулярным периодическим явлением и оказывают значительное негативное воздействие на почвенный покров, лесную подстилку, растительность и животный мир, приводя к их постпиогенным (послепожарным) изменениям.

В Лесном кодексе Российской Федерации (от 04 декабря 2006 г. № 200-ФЗ) недостаточно полно прописаны противопожарные мероприятия, поэтому правовое регулирование данных отношений осуществляется с помощью подзаконных нормативных актов, например, Постановления Правительства РФ от 30 июня 2007 г. № 417 «Правила пожарной безопасности в лесах».

Согласно этому документу противопожарные мероприятия заключаются в создании инфраструктуры, включающей сеть лесных противопожарных дорог. Что касается рассматриваемой противопожарной дороги, то в рамках судебного разбирательства уголовного дела выяснилось, что именно её своевременное строительство позволило оперативно ликвидировать очаги возгорания на прилегающей лесной территории.

Анализ экологической ситуации, проведённый государственными судебными экспертами из РФЦСЭ при Минюсте России, показал, что лесонасаждение, лесная подстилка и плодородный слой лесных почв были уничтожены сильным верховым пожаром за 4 года до строительства дороги. Соответствующие постпирогенные изменения произошли также в составе и численности популяций животных. Поэтому последующее сооружение грунтовой противопожарной дороги не оказало существенного влияния на экологическое состояние прилегающей к ней территории.

При судебном рассмотрении уголовного дела именно заключение экспертов РФЦСЭ легло в основу оправдательного приговора. Выводы комиссии экспертов базировались на научной основе, были изложены чётко и логично. Суду даже не потребовались дополнительные разъяснения специальных терминов и понятий.

А есть еще какие-то причины, кроме противоречивых экспертных заключений?

Обобщение судебной практики показывает, что есть статьи, по которым уголовные дела практически не возбуждаю, это:

Ст. 248 (нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами),

Ст. 249 (нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений),

Ст. 252 (загрязнение морской среды),

Ст. 253 (нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации).

Почему? По ряду причин.

Зачастую экологическая составляющая объективной стороны составов преступлений не рассматривается, а уголовные дела возбуждаются по статьям, относящимся к разделам «преступления против государственной власти и порядка управления» и «преступления в сфере экономики».

Тем не менее экологические аспекты нередко составляют значительную часть объективной стороны состава преступления , однако им не всегда уделяется должное внимание .

Ниже снова пример из судебной практики.

В процессе расследования уголовного дела, возбуждённого по ст. 285 (злоупотребление служебными полномочиями), ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ст. 289 (незаконная предпринимательская деятельность), была назначена судебно-экологическая экспертиза.

Объектом исследования был земельный участок сельскохозназначения, на котором осуществлялась незаконная добыча полезных ископаемых.

Эксперты должны были установить характер вреда, причинённого противоправным деянием объектам окружающей среды, возможности восстановления исходного экологического состояния территории и расчёта стоимости восстановительных мероприятий.

Подозреваемый по делу, являясь главой муниципального образования, с превышением своих полномочий осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность по добыче гранитного щебня, нанеся существенный вред окружающей среде. Были уничтожены растительность и почвенный покров на площади более 12 га. Также произошло истощение недр на глубину от 20 до 40 м от дневной поверхности.

В результате проведённых исследований комиссия экспертов пришла к выводу о невозможности восстановления исходного экологического состояния исследуемого участка местности и непригодности его для использования по целевому назначению (для сельскохозяйственного производства). По сути дела данное деяние не было квалифицировано как экологическое преступление, хотя таковое имело место.

Другой причиной нечастого обращения к вышеназванным статьям УК РФ является некоторая неясность их смысла .

Например, ст. 254 (порча земли) не вполне отражает сложившиеся научные представления о таких понятиях, как «почвы» и «земли». ГОСТ 27593-88 «Почвы. Термины и определения» определяет почву как самостоятельное естественно-историческое органоминеральное природное тело, возникшее на поверхности земли в результате длительного воздействия биотических, абиотических и антропогенных факторов, состоящее из твердых минеральных и органических частиц, воды и воздуха и имеющее специфические генетико-морфологические признаки, свойства, создающие для роста и развития растений соответствующие условия.

В свою очередь, ГОСТ 26640-85 «Земли. Термины и определения» даёт следующее определение термина «земля»: важнейшая часть окружающей природной среды, характеризующаяся пространством, рельефом, климатом, почвенным покровом, растительностью, недрами, водами, являющаяся главным средством производства в сельском и лесном хозяйстве, а также пространственным базисом для размещения предприятий и организаций всех отраслей народного хозяйства.

Очевидно, что, исходя из формулировки ст. 254 УК РФ, речь в ней скорее идёт не о земле, а о почве, поскольку земля - это территория, а непосредственный объект окружающей среды - почва. Это вполне логично, так как в других статьях главы 26 УК РФ речь идёт именно об объектах окружающей среды (атмосфера, воды, растения, животные, недра).

Закон «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ (ст. 4) среди объектов охраны окружающей среды выделяет отдельно земли, недра и почвы. Юристы, комментирующие УК РФ, отмечают казуистичность объективной стороны ст. 254 и постоянно путают понятие «земля» с понятием «почва».

Еще одна причина: отсутствие полной информации и документов об объекте экспертизы . Чаще всего это сведения о природных условиях (рельефе, геологическом строении, растительном и почвенном покрове и др.), а также об особенностях осуществляемой на исследуемой территории хозяйственной и иной деятельности и результатах проверок соблюдения требований природоохранного законодательства, проводившихся контролирующими организациями.

Нередки случаи, когда некоторые судьи в ответ на обращение экспертов об организации экспертного осмотра предлагают обратиться с этой целью к участникам процесса. Между тем согласно ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственно судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт не вправе «вступать в личные контакты с участниками процесса». Это требование закона невозможно соблюсти, если организацию осмотра будут осуществлять сами эксперты - они невольно будут вынуждены общаться с участниками процесса. Последние, присутствующие при производстве экспертного осмотра, смогут вмешиваться в его ход, что запрещено ст. 24 упомянутого Федерального закона, и даже оказывать давление на экспертов.

В соответствии со ст. 57 УПК РФ эксперт вправе ходатайствовать о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для ответа на вопросы, поставленные перед ним следствием и судом. В случае назначения судебно-экологической экспертизы экспертный осмотр места происшествия можно рассматривать как одно из основных средств получения экспертами дополнительных материалов для решения стоящих перед ними вопросов.

Поэтому обеспечение беспрепятственного доступа на место происшествия и возможности исследования объектов окружающей среды по месту их нахождения должны осуществлять судебно-следственные работники.

Специфика судебно-экологической экспертизы ограничивает время проведения экспертного осмотра периодом с апреля-мая по ноябрь, что объективно обусловлено сезонностью функционирования объектов окружающей среды практически на всей территории Российской Федерации. Практика ЛСЭЭ РФЦСЭ свидетельствует о том, что в ряде случаев ходатайство об экспертном осмотре удовлетворяется судом в зимний период, во время наличия устойчивого снежного покрова, препятствующего осуществлению экспертных мероприятий. Из-за этого могут увеличиваться сроки производства судебно-экологических экспертиз.

Своевременное и полное удовлетворение судами ходатайств экспертов позволит не только сократить сроки производства экспертизы и рассмотрения дела судом, но и будет способствовать установлению объективной и полной истины по рассматриваемому делу.

Экологические преступления бывают разными, и караются они как по административному, так и по уголовному кодексу. Судебная практика по экологическим преступлениям достаточно разнообразна, но суть ее заключается в том, что в подобных делах санкции наказания могут быть разными, так как все зависит от последствий, которые были повлечены за собой экологическими преступлениями. Изучение судебной практики по данному вопросу раскрывает перед нами массу нюансов правильного применения законодательных норм в процессе изучения дел, а также правильного применения наказаний в том или же ином случае. Наличие судебной практики позволяет адекватно выбирать тактику защиты собственных интересов, или же позволяет определить важные нюансы доказательной базы, что в свою очередь влечет возможность правильного принятия решения с изучением следствий того или же иного преступления.

Экологические преступления

Естественно, законодательные нормы нашей страны предусматривают, что такие преступления могут быть совершены без корыстной подоплеки, по незнанию. Кроме всего прочего, определены те преступления, которые имеют фактически критические последствия, в данном случае, применяется уголовная ответственность. Статья 258 УК РФ определяет такое понятие, как незаконная охота. Данное понятие относится к экологическим преступлениям. В данном случае установлено, что охота может стать причиной весьма крупного ущерба, может быть осуществлена при использовании огнестрельного оружия или же других механических средств, может быть осуществлена в отношении птиц и зверей, которые находятся под защитой государства и пр. Как вы понимаете, в каждом отдельном случае формируется индивидуальный выбор наказания, который импонирует особенностям и следствиям осуществленного правонарушения.

Обратим ваше внимание на то, что в санкциях указанной статьи также определяется, что использование служебного положения в процессе незаконной охоты – прецедент, который позволяет выбрать более суровое наказание.

Таким образом, становится понятно, что каждое дело может иметь свои определенные особенности, и именно по этой причине, изучение судебной практики – неоспоримая основа формирования возможности раскрыть перед собой новые знания по поводу применения норм законодательства на практике.

Судебная практика по экологическим преступлениям

На страницах нашего интернет ресурса, вы сможете найти судебную практику по данному вопросу достаточно быстро. Вы можете использовать ключевое слово, например: незаконная охота. Также, вы можете использовать четкое наименование норм законодательства или же данные об уже принятом решении.

Пример решений суда:

  1. Решение по делу 12-8/2016 (28.06.2016, Белозерский районный суд);
  2. Решение по делу 1-33/2016 (16.06.2016, Судебный участок №1 по г. Янаул и Янаульскому району Республики Башкортостан).

За 2016-2018 год на судебном участке рассмотрено дел об экололгических преступлениях:
2016 год – 3дела, 2017 год - 5 дел; 2018год – 1 дело.
Из 9 рассмотренных в 2016-2018 г.г. дел по преступлениям, предусмотренным главой 26 УК РФ все дела рассмотрены по ч.1 ст.256 УК РФ.
По всем рассмотренным делам вынесены обвинительные приговоры при этом в одном случае назначено наказание в виде штрафа, в двух случаях наказание в виде обязательных работ, пять наказаний в виде исправительных работ и в одном случае назначено лишение свободы.
Из них:
- в 2016 году из 3 приговоров назначено наказание в виде обязательных работ в двух случаях и в одном случае назначено наказание в виде исправительных работ:
Приговором мирового судьи судбеного участка №3 по г. Гай Оренбургской области от 06 июля 2016 года Я. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.1 ст.256 УК РФ, в том, что он находясь на участке местности реки Урал, которое является местом зимовки туводных видов рыб, действуя умышлено, с целью незаконной добычи рыбы, способом массового истребления рыбы в виде двух рыболовных, которые являются запретными к применению орудиями лова, орудием массового истребления водных биологических ресурсов, произвел незаконную добычу рыбы, чем причинил государственным водным биологическим ресурсам имущественный ущерб на общую сумму 4 135 рублей. Я. назначено наказание в виде 300 часов обязательных работ. При избрании вида и размера наказания мировой судья учёл характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, наличие смягчающих вину обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, в том числе, что осужденный характеризовался посредственно, имеет психическое заболевание, совершил впервые преступление небольшой степени тяжести;

Приговором мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района от 22 сентября 2016 года Я. признан виновным в совершении преступления предусмотренного п. «б, в» ч. 1 ст. 256 УК РФ, в том, что он, находясь на берегу водохранилища «Ириклинское» которое по состоянию является местом нереста и миграционным путем к нему, действуя умышленно, с целью незаконной добычи рыбы, зная, что действует незаконно, способом массового истребления рыбы в виде трех рыболовных сетей, которые являются запретными к применению орудиями лова, орудиями массового истребления водных биологических ресурсов, произвел незаконную добычу рыбы, чем причинил государственным водным биологическим ресурсам имущественный ущерб на общую сумму 4 447 рублей.
При назначении наказания суд учёл наличие обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе: возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлением, признание вины, раскаяние в содеянном.
Рецидив преступлений согласно п. «а» ч.1 ст.63 УК РФ признан обстоятельством, отягчающим наказание.
Подсудимый совершил преступление небольшой степени тяжести, характеризуется посредственно, жалобы на его поведение в быту не поступали, к административной ответственности не привлекался, имеет непогашенную судимость.
Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, состояние его здоровья, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, наличие смягчающих и отягчающего обстоятельств, а также положения ч.2 ст.68 УК РФ в целях восстановления социальной справедливости, суд назначил Я. наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием в доход государства 10% из заработка осужденного без применения положений ст.73 УК РФ.

В 2017 году из 5 приговоров в одном случае назначено наказание в виде штрафа, в трёх случаях наказание в виде исправительных работ и в одном случае – в виде лишения свободы:
Приговором мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района от 13 февраля 2017 года Б.признан виновным в совершении преступления предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ, в незаконной добыче рыбы, способом массового истребления рыбы в виде рыболовной сети, которая является запретным к применению орудием лова, с причинением государственным водным биологическим ресурсам имущественного ущерба на общую сумму 2930 рублей.
При назначении наказания судом в качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого учтено: возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, признание вины, раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления, выразившееся в сообщении при даче объяснений и допросе в качестве подозреваемого информации, имеющей значение для производства дознания, а именно: о времени, месте, мотиве и способе совершения преступления.
Б. впервые совершил преступление небольшой степени тяжести, характеризовался положительно, жалоб на его поведение в быту не поступало, женат, является пенсионером, к административной ответственности не привлекался.
Учитывая наличие совокупности смягчающих обстоятельств у подсудимого, преклонный возраст, фактические обстоятельств дела, факт возмещения причиненного ущерба, имущественное положение Б., получающего пенсию, а также состояние его здоровья и требования ст. 6 УК РФ, ст. 7 УК РФ, суд пришел к выводу о наличии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления и с применением ст. 64 УК РФ назначил подсудимому размер штрафа ниже низшего предела, предусмотренного ч. 1 ст. 256 УК РФ в размере 10 000 (десяти тысяч) рублей.

Приговором мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района от 31 августа 2017 года Р. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ, в незаконной добыче рыбы способом массового истребления рыбы в виде рыболовной сети которая является запретным к применению орудием лова, орудием массового истребления водных биологических ресурсов, с причинением государственным водным биологическим ресурсам имущественного ущерба на общую сумму 5 300 рублей.
Изучением данных о личности подсудимого установлено, что Р. совершил преступление небольшой степени тяжести, привлекался к административной ответственности за нарушения в области дорожного движения, по месту жительства характеризуется положительно, жалоб на его поведение в быту не поступало, имеет постоянное место работы, где также характеризуется положительно, имеет двоих малолетних детей.
Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного экологического преступления, фактические обстоятельства дела, личность виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, наличие смягчающих обстоятельств, в целях восстановления социальной справедливости, суд назначил Р. наказание в виде одного года исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % из заработка осужденного.

Приговором мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района от 10 августа 2017 года М. признан виновным в совершении преступления предусмотренного п. п. «б, в» ч. 1 ст. 256 УК РФ незаконной добыче рыбы способом массового истребления рыбы в виде семи рыболовных сетей, которые являются запретными к применению орудиями лова, орудиями массового истребления водных биологических ресурсов, с причинением государственным водным биологическим ресурсам имущественного ущерба на общую сумму 5 007 рублей.
При назначении наказания в качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого судом учтено: возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлением, признание вины, раскаяние в содеянном, наличие малолетнего ребёнка.
Изучением данных о личности подсудимого установлено, что М., ранее судим за совершение преступления средней тяжести, судимость образует рецидив преступлений, привлекался к административной ответственности по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ. Вместе с тем подсудимый по месту жительства характеризуется положительно, жалоб на его поведение в быту не поступало, женат, имеет малолетнего ребёнка.
Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного экологического преступления, фактические обстоятельства дела, личность виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, наличие смягчающих и отягчающего обстоятельств, в целях восстановления социальной справедливости, а также с учётом ч.2 ст.68 УК РФ, суд назначил М. наказание в виде 4 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В 2018 году по 1 рассмотренному делу назначено наказание в виде исправительных работ.
Приговором мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района от 29 марта 2018 года Р. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ, в незаконной добыче рыбы способом массового истребления рыбы в виде рыболовной сети которая является запретным к применению орудием лова, орудием массового истребления водных биологических ресурсов, с причинением государственным водным биологическим ресурсам имущественного ущерба на общую сумму 2 947 рублей.
При назначении наказания в качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого судом учтено: признание вины, раскаяние в содеянном добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления.
Изучением данных о личности подсудимого установлено, что Рубцов проживает один, работает. По месту жительства и работы характеризуется положительно, жалоб на его поведение в быту не поступало, на учётах у врачей не состоит, к уголовной и административной ответственности не привлекался.
Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного экологического преступления, фактические обстоятельства дела, личность виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия его жизни, наличие смягчающих обстоятельств, в целях восстановления социальной справедливости, суд полагает назначил Р. наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием в доход государства 5 % из заработка осужденного, поскольку оно по мнению суда сможет в полной мере обеспечить достижение целей наказания, а также способствовать исправлению осужденного и предупреждению совершения им новых преступлений. С учётом материального положения подсудимого, установленного в судебном заседании, назначение наказания в виде штрафа суд счёл нецелесообразным.
В особом порядке судебного разбирательства рассмотрено:
в 2016 – 2 из 3 дел;
в 2017 – 5 из 5 дел;
в 2018 – 1 из 1 дела.
Так, приговором мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района от 29 марта 2018 года Р. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ. Дело рассмотрено без проведения судебного разбирательства в порядке, установленным главой 40 Уголовно-процессуального кодекса РФ.
Органом дознания Г-в обвинялся в том, что он 23 марта 2016 года, находясь на участке местности реки Урал в двух километрах от с.Уральск Гайского городского округа Оренбургской области в районе, которое на 23.03.2016 года являлось местом зимовки туводных видов рыб, действуя умышленно, с целью незаконной добычи рыбы, зная, что действует незаконно, в нарушение требований Федерального закона от 20.12.2004 №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (в редакции закона от 29.06.2015), способом массового истребления рыбы в виде рыболовной сети, которая является запретным к применению орудием лова, орудием массового истребления водных биологических ресурсов, произвёл незаконную добычу рыбы, чем причинил государственным водным биологическим ресурсам имущественный ущерб на общую сумму 2742 рубля.
Как усматривалось из материалов дела, возбужденного в отношении конкретного лица, Г-в свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ, признавал, характер, размер причиненного преступлением вреда, а также правовую оценку, приведенную в постановлении о возбуждении уголовного дела не оспаривал, заявил ходатайство о производстве дознания в сокращенной форме в порядке главы 32.1 УПК РФ. Постановлением дознавателя ходатайство о проведении дознания в сокращенной форме удовлетворено, при этом были соблюдены условия, указанные в п.2 ст.226.1 УПК РФ. Обстоятельств, исключающих производство дознания в сокращенной форме, предусмотренных ст. 226.2 УПК РФ, суд не установил.
По окончании дознания в сокращенной форме при ознакомлении с материалами уголовного дела Г-в заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в порядке, установленным главой 40 Уголовно-процессуального кодекса РФ.
В судебном заседании Г-в поддержал данное ходатайство, при этом мировым судьёй установлено, что доказательства, полученные при производстве дознания по уголовному делу, подсудимым не оспаривались, ходатайство Г-ва о применении особого порядка судебного разбирательства заявлено добровольно, после консультации с защитником, он осознает характер и последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, санкция п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ не превышает 10 лет лишения свободы.
Учитывая, что дознание проводилось в сокращенной форме, государственный обвинитель, защитник, а также представитель потерпевшего, согласно поданного заявления, не возражали против применения особого порядка судебного разбирательства.
Обвинение в совершении преступления, с которым согласился подсудимый Г-в, суд счёл обоснованным, подтвержденным доказательствами, собранными по уголовному делу, и пришел к выводу о возможности рассмотрения дела в особом порядке с постановлением обвинительного приговора.

Случаев вынесения оправдательных приговоров или прекращения уголовных дел по данной категории не имелось.
Приговоры в отношении несовершеннолетних не выносились.
Наибольший материальный ущерб по рассмотренным уголовным делам составил 8000 рублей.
Дела по основаниям ст.25, 25.1, 27, 28 УПК РФ не прекращались.
Лица от назначенного наказания по данной категории дел по рассмотренным делам не освобождались.
Постановления на основании ч.2 ст.443 УПК РФ по данной категории не выносились.
Частные постановления по данной категории дел не выносились.
По рассматриваемой категории дел в 2016 и 2018 годах приговоры не изменялись и не отменялись в 2017 году апелляционным постановлением Гайского городского суда Оренбургской области от 21.09.2017 был изменен 1 приговор мирового судьи судебного участка в административно-территориальных границах всего Гайского района Оренбургской области от 10.08.2017 №1-23/17, которым М. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б, в» ч.1 ст.256 УК РФ, назначено наказание в виде 4 месяцев лишения свободы.
Суд апелляционной инстанции со ссылкой на п.1 ч.1 ст.389.18 УПК РФ указал, что мировым судьёй помимо наличия у М. малолетнего ребёнка, отцом которого он является не учтено, что он проживает совместно с двумя другими малолетними, 03.05.2002 и 06.07.2009 года рождения, которые находятся на его иждивении.
Приговор мирового судьи изменен: суд апелляционной инстанции признал обстоятельством, смягчающим наказание М. А.Н. по п.п. «б» ч.1 ст. 256 УК РФ наличие двух малолетних детей у виновного, наказание М. А.Н. по п.п. «б» ч.1 ст. 256 УК РФ смягчено до двух месяцев лишения свободы.
Назначенный осужденному для отбытия наказания в виде лишения свободы вид исправительного учреждения изменён с исправительной колонии общего режима на колонию-поселение, поскольку М. при наличии рецидива ранее не отбывал наказание в виде лишения свободы.
Кроме этого из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на применение правил ч. 2 ст. 68 УК РФ. В остальной части приговор мирового судьи оставлен без изменения, апелляционное представление прокурора удовлетворено, а жалоба осужденного оставлена без удовлетворения.

Мировой судья М.Н.Канаков

А.Ю. Чикильдина

Применение экологического законодательства Российской Федерации

(учебно-практическое пособие)

Волгоград

Рецензенты:

Анисимов А.П. – Ведущий научный сотрудник НИИ современного права ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы», доктор юридических наук

Васильева Е.А. - Директор ВООО ИЦ «Волгоград-Экопресс»

Чикильдина А.Ю. Применение экологического законодательства Российской Федерации: Учебно-практическое пособие. – Волгоград, 2007.

Данное практическое пособие по судебной защите экологических прав и применению экологического законодательства РФ представляет собой аналитический обзор опыта работы общественных организаций в защиту общественных экологических интересов. Пособие содержит рекомендации по судебной защите экологических прав человека и гражданина, а также комментарии к различным процессуальным документам из судебной практики Волгоградской областной общественной организации Информационный Центр «Волгоград-Экопресс» и других общественных экологических организаций.

Пособие содержит список полезных телефонов органов государственной власти в Волгоградской области, органов местного самоуправления, занимающихся вопросами природопользования и охраны окружающей среды. Предлагаемое издание имеет прикладной характер и может быть востребовано в практической деятельности как экологических и правозащитных организаций, так и гражданами в целях защиты своих конституционных прав.

Работа ориентирована на широкий круг читателей, в первую очередь, на граждан, проживающих в экологически неблагополучных районах, но может представлять интерес для преподавателей, аспирантов, студентов юридических вузов, государственных и муниципальных служащих, и всех тех, кому не безразличны вопросы охраны окружающей среды в Российской Федерации.

© А.Ю. Чикильдина, 2007


Введение……………………………………………………………………

Глава 1. Анализ судебной практики по экологическим делам…………

Глава 2. Актуальные вопросы теории и практики экологического права..

Глава 3. Роль общественных экологических организаций в защите права граждан на благоприятную окружающую среду………………………………..

Образцы исковых заявлений, жалоб, обращений в органы государственной власти и местного самоуправления………

Список органов власти и местного самоуправления, осуществляющих полномочия в сфере охраны окружающей среды……………………………..


Глава 1. Анализ судебной практики по экологическим делам

В ст.42 Конституции РФ закреплено, что «каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». Право на благоприятную окружающую среду является разновидностью субъективных прав граждан. Ему соответствуют обязанности органов государственной власти и местного самоуправления по поддержанию окружающей среды в благоприятном состоянии, а также проведению различных мероприятий по устранению отрицательных воздействий неблагоприятной природной среды на жизнь и здоровье людей.

Тем не менее, права граждан зачастую нарушаются вследствие неисполнения органами власти своих обязанностей, издания незаконных нормативных актов, либо прямого нарушения закона производственными и иными организациями. В этом случае граждане вправе воспользоваться как неюрисдикционными , так и юрисдикционными способами защиты своих прав. К неюрисдикционным формам относятся самозащита гражданских прав и меры оперативного воздействия, а именно, права граждан на проведение демонстраций, пикетов и иных подобных мероприятий. Юрисдикционные способы защиты предполагают обращения в органы государственной власти и с заявлениями, жалобами, предложениями, исками.

Право на защиту это неотъемлемый элемент любого гражданского права. Оно понимается как закрепленная в законе возможность компетентного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления своего права и пресечения противоправных действий в будущем.

Каким образом граждане сами могут защищать свои права и как это предусмотрено законодательством?

Во-первых, законом предусмотрено право на создание общественных объединений, фондов и иных некоммерческие организаций, осуществляющих деятельность в области охраны окружающей среды. Порядок создания таких некоммерческих объединений предусмотрен в Гражданском кодексе РФ, Федеральном законе от 19 мая 1995 г. № 82 «Об общественных объединениях» и иных федеральных законах. Все юридические лица, включая некоммерческие экологические объединения, приобретают предусмотренные законодательством права и обязанности с момента их государственной регистрации.

Во-вторых, граждане вправе принимать участие в собраниях, митингах, пикетах, шествиях и демонстрациях, референдумах и иных не противоречащих законодательству акциях по охране окружающей среды. Данная норма конкретизирует предоставленную ст. 31 Конституции России гражданам возможность собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикеты. При осуществлении данного права не допускается нарушение прав и свобод других лиц, а также использование этого права для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, классовой, религиозной ненависти, для пропаганды насилия и войны. В Российской Федерации действует уведомительный порядок реализации права на проведение публичных мероприятий, т.е. для их проведения не требуется специального разрешения властей. Так согласно ст. 7 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», уведомление о проведении публичного мероприятия подается его организатором в письменной форме в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в срок не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня его проведения. При проведении пикетирования группой лиц уведомление о проведении публичного мероприятия может подаваться в срок не позднее трех дней до дня его проведения.

На основании Закона Волгоградской области от 7 апреля 2005 г. № 1044-ОД «О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия на территории Волгоградской области», уведомление о проведении публичного мероприятия подается его организатором в письменном виде по установленной форме (см. в Приложениях) в двух экземплярах непосредственно в исполнительно-распорядительный орган муниципального образования. В случае если публичное мероприятие планируется провести на территории нескольких муниципальных образований, уведомления подаются в исполнительно-распорядительные органы соответствующих муниципальных образований Волгоградской области.

В случае если организатором публичного мероприятия выступают граждане Российской Федерации, к уведомлению о проведении публичного мероприятия прилагаются копии их паспортов или иных заменяющих паспорт документов.

В случае если организатором публичного мероприятия выступает политическая партия, иное общественное объединение, их уполномоченный представитель вместе с уведомлением о проведении публичного мероприятия подает копии учредительных документов политической партии, общественного объединения, их решение о проведении публичного мероприятия, а также документ, подтверждающий его полномочия.

Глава местной администрации, получивший уведомление о проведении публичного мероприятия, направляет его копию в исполнительный орган государственной власти Волгоградской области и органы внутренних дел соответствующего муниципального образования.

В-третьих, п.2 ст.11 Федерального закона «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. закрепляет право граждан требовать от органов государственной власти, местного самоуправления, иных организаций предоставления своевременной, полной и достоверной экологической информации, что является конкретизацией одного из основных принципов охраны окружающей среды. Под экологической информацией следует понимать любую информацию о состоянии вод, атмосферы, почвы, живых организмов и экосистем и их изменениях, о деятельности, факторах и мерах, которые оказывают или могут оказать воздействие на них, а также о запланированной или осуществляемой деятельности по использованию природных ресурсов и последствиях этого для окружающей среды, включая данные, необходимые для оценки этих последствий для окружающей среды и населения, а, кроме того, о мерах, направленных на охрану и рациональное использование окружающей среды.

Указанной информацией располагают, в первую очередь, специально уполномоченные органы государства в области охраны окружающей среды. Такую информацию о состоянии окружающей среды компетентные органы получают посредством проведения мониторинга, то есть системы мероприятий по наблюдению за качественным состоянием окружающей среды. Однако, если речь идет о размере и характере вредного воздействия хозяйствующего субъекта, то по запросу общественного или иного некоммерческого экологического объединения соответствующую информацию обязан предоставить руководитель такого юридического лица. Следует заметить, что информация о состоянии ок­ружающей среды не относится к числу сведений, которые составляют государственную тайну (см. ст. 7 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» (ред. от 22 августа 2004 г.).Если должностные лица не представили в течении месяца запрашиваемую информацию, граждане вправе обратиться к вышестоящему должностному лицу, в прокуратуру, либо в суд на основании ст.8.5 Кодекса об административных правонарушениях по факту уклонения от предоставления экологической информации.

В-четвертых, граждане вправе обращаться в органы государственной власти и местного самоуправления и иные организации с жалобами, за­явлениями и предложениями по вопросам охраны окружающей среды, негативного воздействия на нее, получать своевременные и обоснован­ные ответы. Действующее законодательство предусматривает три основные формы обращения. Во-первых, граждане могут обращаться в органы государственной власти и местного самоуправления с предложениями – то есть рекомендациями по совершенствованию работы природоохранных органов, их структуры, предложением путей решения отдельных экологических задач. Во-вторых, посредством заявления гражданин обращается с просьбой к конкретному должностному лицу о содействии в реализации принадлежащего ему конституционного права на благоприятную окружающую среду, основные элементы которого конкретизированы в законодательстве РФ и субъектов РФ. В-третьих, посредством жалобы граждане вправе требовать устранения допущенных нарушений своих экологических прав в результате принятия решения, либо иными действиями (бездействиями) соответствующих должностных лиц.

В-пятых, граждане вправе предъявлять иски в суд о возмещении вреда окружающей среде. Ущерб, причиненный экологическим правонарушением, может рассматриваться в двух аспектах. С одной стороны, ущерб, нанесенный окружающей среде, что проявилось в уничтожении лесных массивов, животного мира, ухудшении качества вод и т.д. С другой стороны, как ущерб, который нанесен (может быть нанесен) неблагоприятной окружающей средой жизни, здоровью и имуществу граждан.

Накапливаемая судебная практика свидетельствует о том, что все активнее в последние годы граждане пользуются именно судебным способом защиты своих прав. При этом граждане вправе обращаться в суды общей юрисдикции с исками как личного характера (в защиту здоровья граждан), так и в защиту имущественных интересов граждан.

Наряду с обращением в суды общей юрисдикции, граждане вправе обращаться и в Конституционный Суд РФ. Так, постановлением Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1997 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 179-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» были признаны не конституционными ряд положений данного Федерального закона, которыми были уменьшены размеры выплат и льгот гражданам, пострадавшим от радиации, а также сужен круг лиц, пользующихся такими льготами. Суд указал на недопустимость сокращения объема обязательств, ранее принятых на себя государством в отношении таких граждан.

В-шестых, граждане вправе оказывать содействие органам государст­венной власти и органам местного самоуправления в решении вопросов охраны окружающей среды.

Однако судебная практика защиты гражданами своих экологических прав развивается довольно вяло. Для большей организованности чаще всего от лица граждан в суд обращаются региональные общественные экологические организации.

Все экологические организации (объединения) по критерию характера осуществляемых видов деятельности можно подразделить на три группы.

Во-первых, общественные объединения, осуществляющие неюридические виды природоохранной деятельности, перечень которых не носит закон­ченного характера, например, научную, образовательную, воспитатель­ную, культурно-оздоровительную и т. д.

Во-вторых, общественные организации, занимающиеся конкретными проблемами охраны окружающей среды, например, охраной животных (Меж­республиканский благотворительный фонд в защиту животных «Россия­нин») или сохранением видового разнообразия птиц в России (Союз охраны птиц в России).

В-третьих, общественные объединения, участвующие в разработке норматив­ных правовых актов, парламентских слушаниях, осуществляющие защиту экологических прав граждан в судах, то есть оказывающие правовую по­мощь населению («Экоюрист», «Юристы за экологию», «Экопресс» и т.д.), а также осуществляющие общественные экологические экспертизы, организую­щие референдумы по экологическим вопросам.

Как раз третья группа организаций и является «стимулирующей» в развитии судебной и правозащитной практики в целом, представительницей которых в Волгоградской области является Волгоградская региональная общественная организация - Информационный Центр «Волгоград-Экопресс».

Волгоградская областная общественная организация Информационный центр «Волгоград-Экопресс» (ВООО ИЦ «Волгоград-Экопресс») создана в 1993 году, официальную регистрацию получила 3 марта 1994 года. В соответствии с новым законодательством прошла перерегистрацию для общественных организаций в 1999 году.

Членами организации являются 97 человек.

Основные направления работы организации: работа с экологической информацией и СМИ; неформальное экологическое образование и просвещение; вовлечение населения в процесс принятия экологически значимых решений; мониторинг состояния окружающей среды; особо опасные экотоксиканты; сохранение и восстановление биологического и природно-ландшафтного разнообразия; безопасность продуктов питания.

С 1994 года организация располагает экспресс-лабораторией для анализа химического загрязнения воды по 140 показателям.

С 1995 года при «Волгоград-Экопресс» работает общественная экологическая библиотека. Фонды библиотеки составляют порядка 3 тысяч томов.

Организация осуществляет постоянный контакт с природоохранными государственными организациями, научно-исследовательскими институтами, образовательными учреждениями, основными предприятиями-загрязнителями с целью предотвращения ухудшения состояния окружающей среды на территории Волгограда и Волгоградской области.

ИЦ «Волгогард-Экопресс» успешно сотрудничает с международными, зарубежными и российскими общественными и другими организациями, работающими в области повышения качества жизни и здоровья населения, охраны окружающей среды. За последние 5 лет было реализовано 7 международных партнерских проектов

Регулярно осуществляется выпуск пресс-релизов для СМИ, периодически проводятся пресс-конференции; издаются информационно-просветительские буклеты.

В 2005 году ИЦ «Волгоград-Экопресс» организовал и провел семинар по созданию РВПЗ (Регистров выбросов и переноса загрязнителей) для НПО Европейской части России; были проведены исследования на наличие пестицидов в сельскохозяйственной продукции, выращиваемой в Волгоградской области, в почве и водоемах; при поддержке областного Экологического фонда был организован семинар по проблеме реформирования системы природоохранного финансирования в Волгоградской области с приглашением экспертов ОЭСР; проведены две массовые информационно-просветительские акции.

В качестве примера, мы предлагаем читателю ознакомиться с ходом как судебных дел, так и дел разрешенных посредством обращений в органы власти, в прокуратуру.

Одним из наиболее громких дел было разбирательство, вызванное массовым отравлением школьников из-за утечки газа с нефтеперерабатывающего завода Красноармейского района г. Волгограда (ВНПЗ).

17 апреля 2003 года произошла авария на заводе, и газовое облако накрыло две близстоящие средние школы. За короткий промежуток времени были госпитализированы 94 ребенка и 4 взрослых.

Согласно Акту комиссии по разбору случаев поражения детей, пострадавших в день аварии на нефтеперабатывающем заводе от 17.04.2003 г. причинно-следственной связи между отравлением детей и аварией (по составу вредных веществ) не выявлено. Однако, общественные организации г.Волгограда немедленно обратились к прокурору с просьбой провести расследование в данной ситуации и выяснить виновность и причастность ВНПЗ в отравлении людей. Прокуратура возбудила уголовное дело № 049484 и в результате следствия была выявлена причастность ВНПЗ к отравлению детей и таким образом у пострадавших горожан появилась реальная возможность в судебном порядке предъявить свои требования на компенсацию вреда здоровью. В данном деле экологические и общественные организации выступили в роли реальных правозащитных организаций.

В последние годы все большее значение приобретает право общественных и иных некоммерческих объединений подавать в органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, суд обращения об отмене решений о проектировании, размещении, строительстве, реконструкции, об эксплуатации объектов, хозяйственная и иная деятельность которых может оказать негативное воздействие на окружающую среду, об ограничении, о приостановлении и прекращении хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду.

Одним из примеров этого направления работы общественных экологических объединений является попытка Волгоградского областного экологического объединения «Экопресс» в судебном порядке потребовать прекращения строительства жилых элитных домов в рекреационной территориальной зоне города Волгограда.

Конфликт экологической общественности города Волгограда с ООО «Росойл» и администрацией города Волгограда начался осенью 2002 г., когда, несмотря на имеющуюся в городе тенденцию к ухудшению состояния окружающей среды, было принято постановление администрации города Волгограда от 25 октября 2002 г. №1273 «Об изъятии земельных участков и предоставлении земельного участка для строительства обществу с ограниченной ответственностью «Росойл». Часть указанного земельного участка (4500 кв. м), изъятого под строительство у управления культуры администрации города Волгограда, до этого занимал Центральный парк культуры и отдыха (далее - ЦПКиО), который является муниципальным учреждением культуры Волгограда, осуществляющим культурно-досуговую деятельность, и, используя природные ресурсы, организует массовый отдых и развлечения для различных групп населения (п.1.1 Устава муниципального учреждения культуры ЦПКиО).

Изъятые земельные участки были предоставлены ООО «Росойл» в аренду на три года для строительства девяти семнадцатиэтажных домов в кварталах 59,61, 61а Центрального района города Волгограда. Для того чтобы место подготовить к строительству, потребовалось уничтожить акации, березы, вязы, тополя, ясени, голубые ели, каштан – в количестве 137 штук, при этом только на территории ОАО «НИИ энергетических сооружений» (часть территории которого также была передана под строительство) было вырублено более 60 полувековых деревьев высотой по 25 метров.

Между тем, согласно п.1 ст. 45 Градостроительного кодекса РФ от 7 мая 1998 г., действовавшего в тот момент, рекреационные зоны предназначены для организации мест отдыха населения и включают в себя парки , сады, городские леса, лесопарки, пляжи, иные объекты (практически дословно данная норма воспроизведена в п. 9 ст. 85 ЗК РФ). Произрастающие в парках зеленые насаждения, не входящие в состав лесного фонда, выполняют главную экологическую функцию по поддержанию экологического баланса, хотя в решении данной задачи участвуют и другие категории зеленых насаждений городских и сельских поселений.

Поэтому, согласно п. 2 ст. 45 ГрадК РФ, на территориях рекреационных зон не допускается строительство и расширение действующих коммунальных и складских объектов, непосредственно не связанных с эксплуатацией объектов оздоровительного и рекреационного назначения. Исходя из вышеизложенного, сокращение территории парка ухудшает экологическую ситуацию на территории Центрального района, поскольку наличие системы озелененных территорий в городе Волгограде является одним из главных факторов оздоровления на соответствующей территории экологической обстановки.

В защиту права граждан на благоприятную окружающую среду, с требованием о признании недействительным постановления главы администрации и о приостановлении строительства в соответствии ст. 3 и п.1 ст. 22 ГПК РФ от 14 ноября 2002 г., ст.1, п.1 ст. 12 Закона об охране окружающей среды; п.1 ст. 45 ГрадК РФ; п.9 ст. 85 ЗК РФ выступила Волгоградская областная общественная организация «Информационный центр «Волгоград-Экопресс». Дело было принято к рассмотрению Центральным районным судом города Волгограда, и хотя в иске было отказано, представляется очень важным преодоление (хотя бы и в единичном случае) обычной пассивности общественности в деле охраны окружающей среды, поскольку данное дело смогло приобрести в Волгограде широкий общественный резонанс.

При рассмотрении общей правозащитной практики следует вывод, что наиболее распространенной является судебная практика по делам связанным с экологической экспертизой. Причем у судов отсутствует четкое представление о том, что может быть предметом судебного оспаривания. В ст. 18 Федерального закона «Об экологической экспертизе» от 23 ноября 1995 г. (ред. от 18 декабря 2006 г.) предусмотрено, что заключение государственной экологической экспертизы может быть оспорено в судебном порядке. Но ведь заключение государственной экологической экспертизы это заключение государственной экспертной комиссии, утвержденной соответствующим приказом. Таким образом, оспаривать в судебном порядке нужно именно законность решения (приказа) органов исполнительной власти в области экологической экспертизы об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы. Так, в Ижемский Федеральный районный суд Республики Коми обратился гражданин К. – житель Республики Коми с заявлением о признании незаконным и недействительным приказа Комитета природных ресурсов по республике Коми от 21 мая 2002 года № 274 «Об организации и проведении государственной экологической экспертизы материалов проекта «Межпромысловый нефтепровод Макаръельское месторождение – терминал «Ираель» и приказа от 5 июля 2002 г. № 349.

Свои требования заявитель обосновал тем, что при принятии оспоренных решений был допущен ряд нарушений законодательства об экологической экспертизе. В частности, в проведении экспертизы участвовал представитель института, являющегося одним из разработчиков объекта, в материалах принятого на государственную экологическую экспертизу, проекта строительства нефтепровода отсутствовали материалы обсуждения объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями, организованного органами местного самоуправления, а также материалы оценки воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной деятельности.

Ижемским Федеральным судом Республики Коми жалоба в части отсутствия при проведении государственной экологической экспертизы проектов материалов обсуждения (публичных слушаний) была признана обоснованной, а приказ Комитета природных ресурсов по Республике Коми № 274 в части организации и проведения государственной экологической экспертизы (п.1,3 приказа) и приказ Комитета природных ресурсов по Республике Коми № 349 от 05.07.2002 г., признаны незаконными и недействующими с момента подписания.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС Республики Коми определением от 09.12.200г. дополнила резолютивную часть решения суда, указав на незаконность приказа № 274 от 21.05.2002г. в части утверждения состава экспертной комиссии согласно приложению (п.2) и обоснованность жалобы К. в части нарушений при формировании экспертной комиссии указанным приказом.

Таким образом, заявленные требования были удовлетворены судом первой и кассационной инстанций в полном объеме.

Примером обжалуемого действия может быть оспаривание в суде ответа органа исполнительной власти в области экологической экспертизы об отказе в предоставлении запрашиваемой информации, то есть ответа должностного лица на бланке организации.

В суд Индустриального района г. Хабаровска обратилась жительница города и ДВ МЭОО «Экодаль» с заявлением об оспаривании действий руководителя ГУПР и охраны окружающей среды МПР России по Хабаровскому краю – отказу в предоставлении копии заключения государственной экологической экспертизы проекта производства подготовительных работ по строительству нефтеотгрузочного терминала в пос. Де-Кастри Ульчского района Хабаровского края. Заявители ссылались на нарушение своих прав, предусмотренных ст. 42 Конституции, ст. 3,8,14,18 ФЗ «Об экологической экспертизе», ст. 3, 1 ФЗ «Об охране окружающей среды», ст.12 ФЗ «Об информации, информатизации» (уже утратившим силу). Указ Президента РФ от 31.1 1993г. № 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию». Заявители считали, что незаконным отказом в представлении копии заключения экспертизы проекта производства подготовительных работ по строительству объекта было нарушено их право на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды, нарушены принципы проведения государственной экологической экспертизы, созданы препятствия для реализации права на обжалование заключения в судебном порядке.

Председатель ГУПР ссылаясь на то, что по запросу заявителей им была направлена письменная информация о результатах государственной экологической экспертизы – наличии положительного заключения по проекту, что, по мнению ГУПР МПР России по Хабаровскому краю, отвечает требованиям п.1 ст.19 ФЗ «Об экологической экспертизе». Обязанность направить копию заключения экспертизы гражданам и общественным организациям, законом и иными нормативно-правовыми актами не предусмотрена.

Суд в иске отказал, в кассационной инстанции его решение было оставлено без изменений.

В надзорной инстанции – Президиум Хабаровского краевого суда признал подлежащими отмене постановленные по делу судебные решения в связи с не правильным толкованием и применением, подлежащих применению норм материального права.

По делу было вынесено новое решение о признании незаконным отказа ГУПР МПР России в непредставлении ДВ МЭОО «Экодаль» копии заключения государственной экологической экспертизы проекта производства подготовительных работ по строительству нефтеотгрузочного терминала в поселке Де-Кастри. Суд обязал ГУПР представить копию и 22.10.204 г. Определение суда надзорной инстанции вступило в законную силу.

Примером дел об оспаривании нормативно-правовых актов является оспаривание постановление Губернатора Сахалинской области на основании главы 24 ГПК РФ.

В Сахалинский областной суд обратились граждане-жители Сахалинской области и Региональная общественная организация «Экологическая вахта Сахалина» с заявлением о признании недействующим постановления губернатора области № 29 от 23 мая 2003 г. «О внесении изменений в постановление Губернатора Сахалинской области от 07.07.99 № 245 «Об образовании государственного природного комплексного заказника регионального значения «Восточный» в Смирныховском районе».

Заказник «Восточный» площадью 67646 га был создан в 1999 г. в целях сохранения и восстановления природных комплексов и уникальных экосистем в бассейнах рек Пурш-Пурш и Венгери. Согласно п.1 Положения к территории заказника была отнесена морская акватория шириной 1 км вдоль участка побережья Охотского моря, ограниченного устьем р.Береговой и водоразделом рек Киркыни и Керосинная. Пунктом 5.1 Положения на всей территории заказника запрещено промысловое рыболовство.

Оспоренным постановлением и.о. губернатора Сахалинской области восточная граница заказника была изменена и ею стал являться участок побережья Охотского моря, ограниченного устьем р.Береговой и водоразделом рек Киркыни и Керосинная по линии наибольшего прилива. Из пункта 5.1 положения было исключено указание о том, что на территории заказника запрещено промысловое рыболовство, а в пункт 5.5, разрешающий осуществление на территории заказника спортивное и любительское рыболовство, добавлен абзац, в соответствии с которым, на прилегающей морской акватории разрешено промысловое рыболовство.

Заявители указали, что в результате издания оспариваемого постановления был нарушен режим ООПТ. Вопреки требованиям ст. 12 ФЗ «Об экологической экспертизе» проект постановления не прошел государственную экологическую экспертизу, следовательно, реализация оспариваемого постановления, учитывая презумпцию экологической опасности, нарушала конституционное право заявителей на благоприятную окружающую среду. Суд на основании ст. 253 ГПК признал оспоренное постановление губернатора недействующим со дня его принятия.

Определенную лепту в практику по судебной защите от незаконных нормативных актов внес Верховный суд РФ при решении дела об изменении границ заказника «Линдуловская роща». Так,19 декабря 1995 г. правительство Ленинградской области приняло постановление, согласно которому уменьшалась территория заказника «Линдуловская роща» (было изъято 584 из 939 гектаров леса). Однако, основанием для изменения границ особо охраняемых природных территорий являются обосновывающие материалы, получившие положительное заключение государственной экологической экспертизы. По мнению межрегионального общественного объединения «Партия зеленых», предусмотренное изменение границ особо охраняемой природной территории Линдуловской лиственной рощи нарушает права граждан на благоприятную окружающую среду и может отрицательно повлиять на состояние животного мира. В Определении Верховного Суда РФ от 23 января 1998 г. было указано, что изменение границ заказника действительно может привести к ухудшению состояния окружающей природной среды, однако этот вопрос должен быть выяснен государственной экологической экспертизой, которая, не проводилась. Поэтому постановление правительства Ленинградской области было отменено.

Таким образом, на данном этапе становления гражданского общества наиболее показательным является активное правозащитное движение экологических организаций. Формирующаяся судебная практика отражает, что для обеспечения благоприятного качества окружающей среды недостаточно одного нормативного закрепления экологических прав человека. Необходим эффективный механизм их реализации, включающий систему органов публичной власти, компетентно осуществляющих экологическую функцию государства в интересах граждан, наличие системы экологического образования и воспитания должностных лиц, мер юридической ответственности, позволяющих адекватно реагировать на нарушения экологического законодательства.

Глава 2. Актуальные вопросы теории и практики