Юридический портал о недвижимости

Юридический портал о недвижимости

» » Если обвиняемый не признает свою вину. Признание обвиняемым своей вины и презумпция невиновности. Распространенная уловка следователей

Если обвиняемый не признает свою вину. Признание обвиняемым своей вины и презумпция невиновности. Распространенная уловка следователей

Как установлено уголовно-процессуальным законодательством, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в предусмотренном законом порядке устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК).

Эти сведения подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все вместе в совокупности - с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК). Правоприменители оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. ч. 1 - 2 ст. 17 УПК).

Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК).

Если лицо добровольно сообщает какие-либо значимые сведения, относящиеся к совершенному преступлению, то не должно быть препятствий для использования полученных сведений в доказывании, независимо от отношения к уголовному преследованию. Обвиняемый заявляет о своей невиновности, отрицает какое-либо участие в преступлении, ссылается на алиби - и в деле появляется относимое и допустимое доказательство, которое нужно тщательно проверить и оценить с точки зрения его достоверности. То же правило действует и в обратной ситуации: если обвиняемый говорит, что именно он совершил преступление, рассказывает, как это произошло, где спрятаны использованные орудия и похищенные вещи и т.п. Новиков С.А. Собственное признание вины - «regina probationum» современного российского уголовного процесса? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. - 2015. - № 2 (19). - С. 163.

Таким образом, любые получаемые от обвиняемого или подозреваемого сведения (если они относятся к делу и получены законным способом, без принуждения) должны быть тщательно проверены и оценены, после чего могут, при признании их достоверными, наряду с другими доказательствами ложиться в обоснование того или иного процессуального решения.

Лицо, подвергающееся уголовному преследованию, должно иметь и сейчас в действительности имеет реальную возможность высказаться по поводу возникшего подозрения или предъявленного обвинения. Это важнейшее условие реализации права такого лица на защиту. Однако не следует путать право высказаться по поводу начавшегося преследования с обязанностью давать показания против самого себя. Никто не должен принуждаться к даче самоизобличающих показаний или объяснений (nеmо tеnеtur ассusаrу sу iрsum) Новиков С.А. Я виновен!: Доказательственное значение собственного признания вины в современном уголовном процессе России // Известия вузов. Правоведение. - 2009. - № 1. - С. 142..

Очевидно, что любые используемые в доказывании сведения должны быть облечены в установленную законом форму (ч.2 ст.74 УПК РФ). В полной мере это касается сообщаемых каким-либо лицом сведений о его собственном участии в совершении преступления. Таким образом, признание вины может выступать в различных процессуальных формах.

Рассмотрим несколько ситуаций, встречающихся на практике.

Представим вначале вполне обыденную картину: обвиняемый (подозреваемый) признает собственное участие в совершении преступления в ходе допроса или очной ставки. В этом случае сообщаемые им сведения облекаются в форму показаний. Доказательство ли это? Безусловно, да! Показания обвиняемого и подозреваемого прямо предусмотрены уголовно-процессуальным законом в качестве самостоятельных видов доказательств (п. 1 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 76 - 77 УПК).

Предположим теперь, что к следователю обращается некое лицо (уже получившее определенный процессуальный статус или еще нет) с добровольным сообщением о совершенном им преступлении, т.е. с заявлением о явке с повинной (это лицо может озаглавить составленное им сообщение как угодно: «Явка с повинной», «Чистосердечное заявление», «Добровольное сообщение» и т.п.). Более того, такое сообщение может быть сделано не только в письменном, но и в устном виде, и тогда оно подлежит занесению в специально составляемый протокол. Является ли заявление о явке с повинной доказательством? Ответ и здесь должен быть только положительным: да, является! Письменное заявление о явке с повинной, а равно протокол, в котором отражено устное заявление о явке с повинной, отнесены действующим законом к такому виду доказательств, как иные документы (п. 6 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 84, 142 УПК РФ) Дибиров М.Г. Система уголовно-правовых привилегий, обусловленных постпреступным поведением виновного // Человек: преступление и наказание. - 2015. - № 1. - С. 114..

Третий пример: лицо задерживается по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 92 УПК РФ и делает заявление по существу подозрения, которое подлежит занесению в протокол задержания (скажем, задержанный заявляет о раскаянии в совершенном преступлении и указывает место, где спрятал орудие преступления). Такой протокол с внесенным в него заявлением задержанного является доказательством - с точки зрения процессуальной формы перед нами вновь иной документ (п.6 ч.2 ст.74, ч.ч. 1,2 ст.92 УПК РФ).

Возможные пути появления в уголовном деле сообщенных лицом самоизобличающих сведений не исчерпываются приведенными примерами. Так, лицо может признаться в совершении преступления в ходе гласного опроса, проводимого оперативным работником в рамках осуществления оперативно-розыскной деятельности; затем такие результаты могут быть в установленном порядке представлены следователю. Возбуждению уголовного дела может предшествовать производство по делу об административном правонарушении, а значимые сведения о собственных противоправных действиях могут быть сообщены лицом, в отношении которого велось такое производство, в форме объяснений, полученных в порядке, предусмотренном ст. 26.3 КоАП РФ Звечаровский И.Э., Авсеницкая К.В. Явка с повинной: границы и уголовно-правовое значение // Уголовное право. - 2013. - № 6. - С. 26.. На наш взгляд, и в подобных случаях полученные сведения могут использоваться в доказывании по уголовному делу, а письменные объяснения опрошенных лиц рассматриваются уголовно-процессуальным законом опять же как иные документы (п. 6 ч. 2 ст. 74, ст. 84 УПК РФ).

Самоизобличающие сведения, сообщаемые лицу, в чьем производстве находится уголовное дело, могут быть облечены и в какую-либо другую, но также допустимую процессуальную форму (помимо показаний и иных документов). Например, если в ходе обыска лицо, у которого только что были обнаружены орудия преступления или ранее похищенные вещи, заявляет о своем раскаянии и сообщает, где и при каких обстоятельствах им совершено преступление, то такое заявление отражается в протоколе обыска. В последующем данный протокол со всеми содержащимися в нем сведениями (в том числе заявлением о совершенном хищении) рассматривается как самостоятельное доказательство - протокол следственного действия (в приведенном примере - протокол обыска; п. 5 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 83, 166, 182 УПК РФ).

Таким образом, признание вины как доказательство, не меняясь по существу, может выступать в различных процессуальных формах, причем в силу действия принципа свободной оценки доказательств та или иная допустимая процессуальная форма не имеет какого-либо преимущественного значения по отношению к другой. Так, самоизобличающие сведения, изложенные лицом в собственноручном «чистосердечном заявлении», не «сильнее» и не «слабее» по юридической силе аналогичных сведений, сообщенных на допросе и получивших статус показаний. Соответственно, нельзя, исходя из той или иной процессуальной формы, отдавать приоритет определенному источнику доказательств и в ситуациях, когда одно и то же лицо сообщает противоречивые сведения, например, сначала, явившись с повинной, в собственноручном заявлении излагает обстоятельства совершенного преступления, а затем в ходе допроса рисует совсем другую картину произошедшего. Те и другие допустимые сведения должны быть тщательно проверены и оценены в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами, после чего и будет сделан вывод об их достоверности.

Также следует отметить, что признание обвиняемого должно быть оценено в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Независимо от того, признает себя обвиняемый виновным или нет, доказательства по делу должны быть собраны со всей возможной полнотой, всесторонностью и объективностью. Расследование уголовного дела должно приводить к тому, чтобы в случаях действительной виновности обвиняемого обвинение подтверждалось такими убедительными доказательствами, которые с несомненностью устанавливают виновность обвиняемого, как бы он сам ни относился к обвинению.

При наличии соответствующего заявления обвиняемого и при соблюдении ряда других условий суд вправе по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы, постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. В этом случае судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу, ограничиваясь исследованием обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, а также смягчающих и отягчающих наказание (ч. 5 ст. 316 УПК РФ). Подчеркнем, что закон говорит не о согласии обвиняемого на применение сокращенного порядка постановления приговора, а именно о согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, т.е. о полном признании им своей вины.

Следовательно, заявление о согласии с предъявленным обвинением, являющееся, по сути, не чем иным, как признанием вины, имеет очень большое значение по названной категории уголовных дел. Оно может повлечь сокращенное судебное разбирательство, не требующее непосредственного исследования судом всей совокупности собранных доказательств, их тщательной проверки и оценки, а также предопределить вынесение обвинительного приговора. Иными словами, заявление о согласии с обвинением может радикально повлиять на весь процесс доказывания.

Итак, заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением по уголовным делам, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы, может очень существенно повлиять на процесс доказывания по делу. Доказательственное значение самоизобличающие заявления приобретают лишь тогда, когда содержат конкретные сведения, относящиеся к совершенному преступлению, а не просто выражают согласие лица с предъявленным обвинением. Поэтому если обвиняемый просил рассмотреть дело в особом порядке, соглашаясь с обвинением, а затем дело по какой-либо причине рассматривается в общем порядке, то на ранее имевшееся согласие с предъявленным обвинением нельзя ссылаться как на доказательство.

Андросенко Н., адъюнкт кафедры уголовного процесса Московского университета МВД России.

Вопрос о значимости показаний подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, является одним из самых спорных вопросов доказательственного права.

Длительный период времени признание своей вины считалось "царицей доказательств". С конца XVII в. в области судебного процесса господствовали принципы розыска, "инквизиционный" процесс. Основным доказательством являлось собственное признание вины, и для его получения могла применяться пытка, причем пытка не являлась внепроцессуальной, она регламентировалась законом. Если обвиняемый признавал свою вину, других доказательств не требовалось. Так, например, Краткое изображение процессов или судебных тяжб (1715 г.) содержит указание на то, что в случае признания вины ответчиком не требуется иных доказательств вины, поскольку "собственное признание есть лучшее свидетельство всего света" <1>.

<1> Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М., 2004. С. 160.

В ходе судебной реформы 1864 г. была отменена существовавшая ранее система формальных доказательств, признание лицом своей вины было приравнено к иным доказательствам, лишилось значения главенствующего доказательства.

УПК РФ рассматривает показания подозреваемого, обвиняемого в качестве одного из видов доказательств по уголовному делу (ч. 2 ст. 74), однако показания подозреваемого, обвиняемого не имеют преимущества перед другими видами доказательств. Законодатель не отдает предпочтения какому-либо одному виду доказательств, считая его более убедительным. В ч. 2 ст. 17 УПК РФ содержится требование, согласно которому никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Это не позволяет относить к более приоритетным, предпочтительным какие-либо виды доказательств. Все доказательства оцениваются в сопоставлении с другими, имеющимися в уголовном деле.

В науке уголовно-процессуального права существуют различные точки зрения на значение и место показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину, среди других доказательств. Так, Р. Куссмауль считает, что показания подозреваемого, обвиняемого следует вообще исключить из числа доказательств, поскольку "они всегда сомнительны". По его мнению, на достоверность показаний подозреваемого, обвиняемого и подсудимого могут оказать влияние как незаконные методы расследования, так и различные иные факторы, например: заблуждение, тяжелое стечение личных, семейных и иных обстоятельств, болезнь, насилие и угрозы со стороны подлинных преступников, их родственников или знакомых. Признать вину могут с целью отвести подозрение от близкого человека, выйти на свободу для ухода за больным членом семьи или самому лечиться, не оставить дом и имущество без присмотра и т.д. <2>.

<2> См.: Куссмауль Р. Исключить показания обвиняемого из числа доказательств // Российская юстиция. 2001. N 7. С. 53.

Однако полагаем, что нельзя исключать показания подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств, поскольку это может повлечь нарушение их прав. Дача показаний является правом, а не обязанностью подозреваемого, обвиняемого, и, как справедливо указывает В.И. Каминская, "важнейшая особенность, характеризующая показания обвиняемого с точки зрения их процессуального значения, заключается в том, что при помощи показаний обвиняемый осуществляет свое право на защиту" <3>. В ходе допроса обвиняемый реализовывает право на защиту путем высказывания отношения к предъявленному обвинению (подозреваемый - по поводу подозрения), приведения оправдывающих или смягчающих его ответственность доказательств. Поэтому исключение показаний подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств может нарушить их право на защиту.

<3> Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. М., 1960. С. 19.

Кроме того, не стоит недооценивать значение показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину. Допрос подозреваемого, обвиняемого, признавшего вину в совершении преступления, дает возможность собирания новых, ранее неизвестных следователю доказательств, которые без его показаний обнаружить очень трудно. Только подозреваемый, обвиняемый может сообщить такие имеющие значение сведения, как обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления (психическое отношение к преступлению, мотив). Таким образом, подобные показания могут служить средством установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. При признании лицом своей вины в совершении преступления на первоначальном этапе расследования изменяется характер и направленность следственных действий, что позволяет сократить сроки предварительного расследования и материальные затраты на проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступления и установлению всех обстоятельств уголовного дела.

В качестве доказательства следует использовать не само признание вины, а конкретную информацию, содержащуюся в показаниях подозреваемого, обвиняемого. Сопоставив данную информацию с имеющимися в уголовном деле данными, можно сделать вывод о правдивости или неправдивости данных показаний. Именно поэтому ст. 77 УПК РФ устанавливает, что признание обвиняемым своей вины не может быть положено в основу обвинения без совокупности доказательств. Как утверждает П.А. Лупинская, "доказательством является не факт признания обвиняемым своей вины, а сообщаемые им сведения, свидетельствующие о его причастности к совершению преступления и объективно подтверждаемые в ходе проверки" <4>.

<4> Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004. С. 265.

Бывают также ситуации, когда обвиняемый признает себя виновным, однако от дачи показаний отказывается в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации. В таком случае признание обвиняемого в качестве доказательства не может быть использовано, потому что не содержит сведений, имеющих доказательственное значение. Кроме того, мы согласны с мнением М.Л. Якуба, что такое признание не должно оказывать влияния "на формирование убеждения судей, следователя, прокурора в виновности обвиняемого" <5>.

<5> Якуб М.Л. Показания обвиняемого как источник доказательств. М., 1963. С. 31.

Рассматривая доказательственное значение сведений, сообщенных подозреваемым, обвиняемым, следует обратиться к объяснениям данных лиц, поскольку ч. 4 ст. 46 УПК РФ предоставляет подозреваемому право давать не только показания, но и объяснения (обвиняемый имеет право давать только показания). Однако объяснения, как источник значимой информации, не включены в число доказательств по уголовному делу, и законодатель не дает этому понятию объяснения и не обозначает его сущности. Под показаниями подозреваемого, обвиняемого УПК РФ понимает сведения, сообщенные ими на допросе, следовательно, объяснениями следует считать сведения, сообщенные ими в ходе иных следственных и процессуальных действий. В качестве объяснений можно рассматривать сведения, изложенные в явке с повинной, сообщенные при ознакомлении с экспертизой, при задержании и т.д. А.М. Ларин под объяснениями понимает также составленные участниками процесса вне следственных действий письма, заявления и т.п., в которых сообщается следователю что-либо имеющее значение для дела. В свою очередь, следователь обязан принимать и приобщать к делу эти документы <6>.

<6> См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 72 - 75.

Мы считаем, что объяснения также должны рассматриваться в качестве доказательства по уголовному делу, поскольку, по нашему мнению, они являются составной частью показаний подозреваемого, закреплены не в протоколе допроса, а в иных процессуальных документах либо приобщены к ним. Таким образом, процессуально оформленное объяснение, в котором лицо признает свою вину, полагаем, может быть использовано в качестве доказательства. При этом к нему применяются общие правила проверки и оценки доказательств.

УПК РФ предусматривает гарантии от использования незаконных методов в отношении подозреваемых, обвиняемых с целью получения от них признания вины. Так, например, согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника. Как считает С.А. Новиков, это должно прекратить встречающуюся иногда практику получения следователем признания подозреваемого, обвиняемого "любой ценой", с использованием незаконных методов воздействия, поскольку полученное таким образом "доказательство" мгновенно утратит силу в суде при изменении подсудимым показаний <7>.

<7> См.: Новиков С.А. Новый Уголовно-процессуальный кодекс: показания обвиняемого // Российский следователь. 2002. N 2. С. 34.

Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора <8>. Но не стоит думать, что подкрепление таких показаний на предварительном расследовании другими доказательствами необходимо, чтобы обвиняемый не смог отказаться от них в суде. Мы полностью согласны с В.И. Каминской, которая указывает, что "проверка показаний обвиняемого другими установленными по делу доказательствами нужна для установления истины, а не для того, чтобы обвиняемый чувствовал себя связанным таким сознанием" <9>.

<8> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). М., 2005. С. 663.
<9> Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. М., 1960. С. 81.

Однако следует заметить, что показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, требуют такой же проверки, как и любой иной вид доказательств. Статья 87 УПК РФ гласит, что все доказательства по уголовному делу должны быть проверены дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами. Также должны быть установлены их источники, получены иные доказательства, подтверждающие или опровергающие проверяемое доказательство. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что никакое доказательство (признание подозреваемым, обвиняемым своей вины в том числе) не может быть положено в основу обвинения без наличия иных доказательств. Тогда зачем законодатель в ч. 2 ст. 77 УПК РФ дублирует то же положение по отношению к признанию обвиняемым своей вины? На наш взгляд, данная норма имеет свое назначение в акцентировании внимания правоприменителя, чтобы он критически относился к показаниям обвиняемого, признающего свою вину, поскольку данный вид доказательств в этом смысле требует особого отношения. Как считает М.Л. Якуб, данная норма "направлена на то, чтобы предотвратить встречающееся в практике отношение к сознанию обвиняемого не как к обычному, рядовому источнику доказательств, а как к источнику доказательств, обладающему особыми качествами" <10>. Нельзя понимать показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, как абсолютное доказательство и в случае признания подозреваемым, обвиняемым своей вины прекратить дальнейший сбор доказательств по уголовному делу. Виновность лица должна быть доказана совокупностью доказательств, поскольку обвиняемый может впоследствии отказаться от данных им показаний. И если признание будет единственным доказательством его вины, лицо может избежать ответственности. Полагаем, что признание подозреваемым, обвиняемым своей вины не должно повлечь за собой уменьшение объема следственных действий. В данном случае изменяется не объем, а направленность проводимых следственных действий.

<10> Якуб М.Л. Указ. соч. С. 41.

Значение показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину, особенно проявляется по уголовным делам о групповых преступлениях, когда точное установление роли каждого соучастника вызывает трудности. Вместе с тем к признанию своей вины подозреваемым, обвиняемым при совершении преступления в группе необходимо относиться с должным вниманием. Здесь следует иметь в виду возможные заведомо ложные показания обвиняемого, т.е. самооговор. Мотивами самооговора в таких случаях может быть стремление избавить от уголовной ответственности соучастников, желание оградить от уголовной ответственности родственников или других близких лиц, с другой стороны, желание приобрести авторитет в преступной среде или сложившаяся ситуация, когда собранные по делу доказательства создают впечатление виновности обвиняемого и он принимает решение признать вину, чтобы смягчить ответственность. Есть и иные причины самооговора, которые детерминированы как внешне, так и внутренне.

Именно поэтому признание лицом своей вины в совершении преступления подлежит тщательной проверке и доказыванию.

Однако возникает вопрос: какой объем доказательств следует считать достаточным для подтверждения признания подозреваемого, обвиняемого и может ли быть достаточным подтверждение показаний в ходе проведения такого следственного действия, как проверка показаний на месте? В.И. Каминская считает, что "если сознание было ложным, то и такая процедура легко может привести к повторению ложного сознания". С данным высказыванием можно не согласиться. Вряд ли лицо, оговорившее себя, может знать все детали совершенного преступления и хорошо ориентироваться на месте происшествия, уверенно воспроизвести обстановку и обстоятельства исследуемого события. На наш взгляд, только лицо, действительно совершившее преступление, может в ходе проверки его показаний на месте указать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела (например, показать место, где было оставлено орудие преступления, спрятано похищенное имущество и т.д.).

Вопросы, возникающие при рассмотрении показаний подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, являются спорными. Но бесспорным является то, что придание признанию вины значения приоритетного доказательства служит свидетельством отказа от стремления к установлению объективной истины по уголовному делу. Поэтому показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, должны быть тщательно проверены, сопоставлены с уже имеющимися доказательствами. Только в этом случае можно говорить о соблюдении основных принципов уголовного судопроизводства.

В главе 40 и в тексте ст. 314 УПК РФ говорится о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, а не о признании вины. Выражение «признание обвиняемым вины (признание себя виновным)» не раз используется в УПК (ч. 2 ст. 77, ч. 2 ст. 273 УПК РФ). Большинство обвиняемых, соглашаясь с предъявленным обвинением, рассматривают это согласие, как признание совей вины, не углубляясь в тонкости юридической терминологии. Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика. // Российская юстиция 2005. № 4 В практике Новосибирских судов не зафиксировано ни одного случая, когда бы обвиняемый согласился с предъявленным обвинением, но не признал бы себя виновным.

Но что делать, если обвиняемый, который на вопрос суда ответит: Да, я согласен с предъявленным обвинением, но вину свою не признаю».

Мнение правоведов на этот счет разделились.

Так, Александров А.С., Дубовик Н.В. считают, что признание вины - важное условия возможности производства в особом порядке. Если вина не будет признана или будет признана частично, судья обязан прекратить производство в рамках главы 40 УПК РФ и назначить судебное разбирательство в общем порядке. Александров А.С. Основания и условия для особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.// Государство и право. 2003. № 12. Дубовик Н.В. «Сделка о признании вины» и «особый порядок»: сравнительный анализ.// Российская юстиция. 2004. № 4

Петрухин И.Л. придерживается такой же точки зрения, так как даже не заостряет внимание на различиях рассматриваемых формулировках и использует их как равнозначные. Первухин И.Л. Роль признания обвиняемого в уголовном процессе.// Российская юстиция. 2003. № 2

Воскобитова Л.А. обращает внимание на возможность согласия с предъявленным обвинением без обязательного признания вины. Обвиняемый заявляет только о том, что не оспаривает предъявленного обвинения, но не более того. Воскобитова Л.А. Уголовно-процессуальное право РФ. М., 2004. С. 540

И все же, признание вины и согласия с обвинением - разные действия обвиняемого, имеющие различное значение. Признание своей вины содержит элемент покаяния, стремление примириться с обществом, потерпевшим, характеризует личность обвиняемого и в определенных случаях может служить обстоятельством, смягчающих ответственность.

Так же доцент Великий Д.П. выделяет юридический аспект затронутой темы. Признание вины может быть положено в основу обвинения. Признание вины, сделанное на стадии предварительного расследования, запротоколированное в установленном порядке и подтвержденное другими доказательствами, имеет чисто доказательственное значение. При этом обвиняемый, признающий свою вину, может и не заявлять ходатайство о принятии решения в особом порядке. С другой стороны, обвиняемый, отказывающийся давать какие-либо показания на предварительном расследовании и, соответственно не высказывающийся о своей виновности, формально не лишен права заявить ходатайство об особом порядке. Логика очевидна: ознакомившись с материалами следствия, обвиняемый решил, что выгоднее использовать особый порядок и в этом случае он должен согласиться с предъявленным обвинением.

Согласие с предъявленным обвинением - это проявление диспозитивности, использование обвиняемым своих прав, не имеющих какого либо доказательственного значения. Это отказ от процессуального оспаривания предъявленного обвинения без объяснения причин. Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика. // Российская юстиция 2005. № 4

Таким образом, признание вины - это действие обвиняемого, направленное на подтверждение факта совершения им данного преступления, а согласие с предъявленным обвинением - это дейтвия обвиняемого, выражающее его согласие на проведения производства в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Признание вины имеет материльно -правовое значение, а согласие с предъявленным обвинением - процессуальное.

Следует признать, что суд, желая оградить себя от каких-либо нежелательных последствий, вряд ли в такой ситуации пойдет на особый порядок, однако формально закон не запрещает ему это сделать.

Редькин А.В. обращает внимание на следующее. В случае, когда обвиняемому предъявляется обвинение органами предварительного расследования и он соглашается с обвинением, это означает, что он признает себя совершившим определенное преступление. Преступление, как известно из теории уголовного права, имеет свой состав: объект, объективную сторону, субъективную сторону и субъект. Субъективную сторону преступления образует именно вина, формы вины субъекта преступления.

В случае, когда обвиняемый признает себя совершившим определенное преступление, он автоматически признает наличие и всех элементов состава преступления в совершенном им деянии, в том числе и субъективной стороны. Поэтому говорить о том, что обвиняемый может согласиться с обвинением, не признавая своей вины в совершенном преступлении, будет несколько некорректно.

Практика применения ОПСР показывает, что «согласие с обвинением», о котором говорится в гл. 40 УПК РФ, правоприменитель приравнивает к признанию подсудимым вины. Редькин А.В. Особый порядок судебного разбирательства. М. 2004. С.88

Существующую практику применения особого порядка судебного разбирательства в аспекте необходимости признания обвиняемым вины, следует признать правомерной. Однако представляется целесообразным изменить нормативное регулирование данного института и прямо предусмотреть в УПК РФ необходимость признания обвиняемым вины в совершенном преступном деянии для того, чтобы уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В главе 40 и в тексте ст. 314 УПК РФ говорится о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, а не о признании вины. Выражение «признание обвиняемым вины (признание себя виновным)» не раз используется в УПК (ч. 2 ст. 77, ч. 2 ст. 273 УПК РФ). Большинство обвиняемых, соглашаясь с предъявленным обвинением, рассматривают это согласие, как признание совей вины, не углубляясь в тонкости юридической терминологии.

Но что делать, если обвиняемый, который на вопрос суда ответит: Да, я согласен с предъявленным обвинением, но вину свою не признаю».

Мнение правоведов на этот счет разделились.

Так, считается, что признание вины - важное условия возможности производства в особом порядке. Если вина не будет признана или будет признана частично, судья обязан прекратить производство в рамках главы 40 УПК РФ и назначить судебное разбирательство в общем порядке.

И все же, признание вины и согласия с обвинением - разные действия обвиняемого, имеющие различное значение. Признание своей вины содержит элемент покаяния, стремление примириться с обществом, потерпевшим, характеризует личность обвиняемого и в определенных случаях может служить обстоятельством, смягчающих ответственность.

Так же выделяют юридические аспекты затронутой темы. Признание вины может быть положено в основу обвинения. Признание вины, сделанное на стадии предварительного расследования, запротоколированное в установленном порядке и подтвержденное другими доказательствами, имеет чисто доказательственное значение. При этом обвиняемый, признающий свою вину, может и не заявлять ходатайство о принятии решения в особом порядке. С другой стороны, обвиняемый, отказывающийся давать какие-либо показания на предварительном расследовании и, соответственно не высказывающийся о своей виновности, формально не лишен права заявить ходатайство об особом порядке. Логика очевидна: ознакомившись с материалами следствия, обвиняемый решил, что выгоднее использовать особый порядок и в этом случае он должен согласиться с предъявленным обвинением.

Согласие с предъявленным обвинением - это проявление диспозитивности, использование обвиняемым своих прав, не имеющих какого либо доказательственного значения. Это отказ от процессуального оспаривания предъявленного обвинения без объяснения причин.

Таким образом, признание вины - это действие обвиняемого, направленное на подтверждение факта совершения им данного преступления, а согласие с предъявленным обвинением - это дейтвия обвиняемого, выражающее его согласие на проведения производства в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Признание вины имеет материльно -правовое значение, а согласие с предъявленным обвинением - процессуальное.

Следует признать, что суд, желая оградить себя от каких-либо нежелательных последствий, вряд ли в такой ситуации пойдет на особый порядок, однако формально закон не запрещает ему это сделать.

обратим внимание на следующее. В случае, когда обвиняемому предъявляется обвинение органами предварительного расследования и он соглашается с обвинением, это означает, что он признает себя совершившим определенное преступление. Преступление, как известно из теории уголовного права, имеет свой состав: объект, объективную сторону, субъективную сторону и субъект. Субъективную сторону преступления образует именно вина, формы вины субъекта преступления.

В случае, когда обвиняемый признает себя совершившим определенное преступление, он автоматически признает наличие и всех элементов состава преступления в совершенном им деянии, в том числе и субъективной стороны. Поэтому говорить о том, что обвиняемый может согласиться с обвинением, не признавая своей вины в совершенном преступлении, будет несколько некорректно.

Практика применения ОПСР показывает, что «согласие с обвинением», о котором говорится в гл. 40 УПК РФ, правоприменитель приравнивает к признанию подсудимым вины.

Существующую практику применения особого порядка судебного разбирательства в аспекте необходимости признания обвиняемым вины, следует признать правомерной. Однако представляется целесообразным изменить нормативное регулирование данного института и прямо предусмотреть в УПК РФ необходимость признания обвиняемым вины в совершенном преступном деянии для того, чтобы уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Признавать ли вину?

Признавать ли вину? Вот в чем главный вопрос человека, которого обвиняют в совершении преступления. Каждое дело это чья то судьба, а судьба, как и уголовное дело у каждого своя, не бывает похожих судеб и не бывает похожих уголовных дел, но есть общие критерии, когда вину признавать все же надо, а когда признавать себя виновнымв совершенном преступлении нельзя ни при каких обстоятельствах.

Запомните! Признание вины-это главное доказательство по уголовному делу. Признание вины-это королева доказательств! Если вы признались, а потом передумали и решили изменить свои показания и отказаться от признательных показаний, то даже в случае последующего отказа от данных вами показаний, они будут использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

Как обычно это происходит?

Оперативные работники берут объяснения с человека, давят или уговаривают человека во всем сознаться, что мол так будет лучше, много разных уловок применяют оперативники, что бы человек признался в том, что он совершал или не совершал, это не важно кто там виноват. К сожалению в нашей системе правоохранительных органов главная задача не разобраться в деле, а всеми возможными способами в том числе обманом добиться признания вины от человека, добиться заветной подписи о том, что человек признает свою вину. Затем приезжает следователь или человека доставляют к следователю и начинается допрос в качестве подозреваемого. Следователи, как правило это более цивилизованные сотрудники, не грубые в отличие от оперативных сотрудников, стараются найти контакт с человеком, делают все возможное что бы войти к вам в доверие.

Если следователь слишком вежлив с вами на первом допросе? Это признак, что доказательств в отношении вас нет!

Да, да это первый признак, что доказательств в отношении человека нет, поэтому главная цель следователя уговорить вас, заверить вас, что другого выхода нет, нальет вам чайку, предложит вместе покурить, все очень вежливо, главная цель войти к вам в доверие, установить контакт и думает следователь только об одном в этот момент, что бы вы в протоколе допроса в качестве подозреваемого написали в строке: вину признаю полностью и дали показания. Как только вы распишитесь под своими признательными показаниями и напишете вину признаю полностью в содеянном раскаиваюсь, с моих слов записано верно, мною прочитано, следователь для закрепления результата тут же распечатывает протокол обвинения и все ваши признательные показания дублирует еще раз, вы ставите заветную подпись о признании вашей вины и все вы в капкане и все, после двух протоколов вы никуда не денетесь.

Если вы признались в протоколе в качестве подозреваемого, а потом следом и в протоколе в качестве обвиняемого то потом не признавать свою вину просто нет смысла, своим непризнанием вы просто увеличиваете себе срок и строгость наказания. Это, как в старой поговорке, если голову кролика поймали в ловушку на веревку, то любые его дальнейшие попытки вырваться приведут только к удушению. Здесь примерно тоже самое.

Единственный выход из положения в данной ситуации признать эти протоколы с вашим признанием вины в качестве недопустимых доказательств по уголовному делу. Но есть одно большое НО, добиться, что бы суд признал эти протоколы недопустимыми и полученными с нарушением УПК очень сложно. Многие спросят но, как же я давал эти показания под давлением, меня обманули и так далее, но это все лирика и сопли, а нужны факты. Доказать, что вас обманули и что то вам обещали и пользовались вашей юридической неграмотностью это глупости. При допросе следователь всегда приглашает государственного адвоката, без адвоката допрос человека считается незаконным, но государственные адвокаты очень часто не приходят на допрос, а ставят свои подписи в конце допроса. Можно сослаться, что человек был допрошен без адвоката, но как доказать? Вот в чем вопрос. Можно сверить, часы, когда был допрошен человек (часы допроса всегда указываются в начале протокола) и часы когда приходил адвокат. Если допрос производился в ИВС, то там есть книга учета посетителей и каждый человек который входит вписывает время входа и выхода. Но и здесь есть большой капкан, дело в том, что следователь и адвокат, заполняют эти требования и ставят время прихода в четком соответствии со временем протокола, нет у нас в России электронных карточек, которые четко фиксируют время каждого адвоката и следователя, у нас заполняются обычные бумажные «огрызки» и писать там можно любое время прихода. Поэтому только камеры могут дать хоть какой то внятные ответ на вопрос: был ли адвоката на допросе, если нет, то эти протоколы с признанием вины надо признавать недействительными. А так это все бесполезно. Только факты и доказательства нужны суду.

Распространенная уловка следователей

Очень часто следователи говорят такую вещь: «Тебе нет смысла не признаваться у нас есть видеозапись, где все зафиксировано» И предъявляет эту видеозапись, человек юридически неграмотный признается, так как видит, что действительно на видео все есть и бессмысленно все отрицать. И в этом главная ошибка. Признание признанию рознь. И признаваться ли в совершении преступления, которое вам вменяют не стоит. Например на видео показана нападение на человека с оружием, у человека отбирают телефон и убегают. Человека который все это совершил поймали и показали ему эту видеозапись и что человек делает? Он признается в разбойном нападении (в одной из самой страшной и тяжелой статье) и полностью себя лишает шансов на переквалификацию статьи. Вот это самый страшный капкан! Человек признался в разбое лишив себя возможности перейти на более легкие статьи.

Правило номер один, никогда и ни при каких обстоятельствах в начале следствия не признавать свою вину по тяжким и особо тяжким статьям, что бы вам не предъявляли и не говорили. Какие бы свидетели не были. Задача следствия доказать вашу вину и «натянуть» вам статейку потяжелее, а ваша задача что бы статейка была помягче. Самое главное какая статья вам вменяется, какая часть. Запомните! Признавая вину по тяжкой статье в начале следствия, вы сами себе подписывается приговор на длительный срок. Признавать вину или не признавать вину нужно в конце следствия, если следствие имеет достаточно доказательств по вашему уголовному делу. Они только и ждут вашего признания. Зачем им помогать, это ваша судьба и подписываться под тяжкими статьями нельзя ни при каких обстоятельствах. Поэтому признаваться или не признаваться вы будете решать только в конце следствия, когда вам будут предъявлять обвинение в окончательной редакции, только в конце вы можете реально оценить все доказательства против вас и решить стоит ли признавать вину в том преступлении в котором вас обвиняют. Дайте себе шанс, не помогайте следствию делать их работу, пусть они доказывают вашу виновность, а не вы помогайте им обвинить себя.

Самооговор

Некоторые очень часто говорят, что я оговорил сам себя, в нашей стране такое понятие, как самооговор только на бумаге, на практике доказать, что вы оговорили себя нереально. Оговорит себя можно только под сильным психологическим и физическим давлением со стороны правоохранительных органов или третьих лиц, если вам кто то угрожал или угрожал членам вашей семьи взять всю вину на себя. Доказать это сложно, нужны свидетельские показания, смс сообщения, сообщения в мэсенджирах с поступавшим вам или вашим близким угрозами расправы если вы не признаете свою вину. Просто голословно утверждать, что мне и семье угрожали ничего не значит, нужны реальные доказательства. В нашей практике неоднократно было, когда люди утверждали что им поступают угрозы, но только один раз нам реально удалось доказать факт самооговора, так как отцу молодого человека поступали смс сообщения о том, что его убьют если его сын не возьмет все на себя и расскажет, кто реально совершил преступление. Видимо люди, которые угрожали потеряли страх и не боялись ничего поэтому присылали смс сообщения с угрозами. Но такое бывает только в единичных случаях, сейчас когда есть мессенджеры люди угрожают и тут же удаляют сообщения после того, как оно было прочитано, доказать об угрозах становится намного тяжелее. А суду нужно видеть конкретные доказательства, суд не может взять за основу слова обвиняемого и его семьи так как это считается способ защиты, не более.

Люди уверенны, что если их коснется уголовное дело, то они то уж точно сами себя не оговорят, нет дорогие, 90 % наших граждан верят, что сказав, что то в отношении себя им дадут условный срок, следователь заверяет, что все будет хорошо надо только признаться, да, да, да иначе никак на свободе не остаться, надо срочно признаться и люди сами и собственноручно пишут свое признание в том что они совершали или не совершали.

Стоит ли признаваться на суде?

Что бы ответить на этот вопрос, вы должны реально оценить все шансы на возможность оправдать вас или вашего близкого или переквалификации с более тяжкой статьи или части статьи на менее тяжкую. Поймите суд принимает решение не исходя верит он вам или не верит, суд может в душе своей вам и верит и симпатизирует вам, но запомните, как суд будет выносить приговор если доказательств в отношении вас слишком много, куда суд их денет, вырвать страницы из уголовного дела? Оцените все доказательства в деле, оцените, какие доказательства есть у вас, которые подтверждают вашу позицию. Как можно опровергнуть те доказательства, которые органы следствия собрали против вас. Оцените все объективно! Без эмоций! Просто факты. Суд оценивает только факты. Отключите эмоции, боль, несправедливость, подставы, оцените факты и свои контр доводы, которые вы имеете. Только так вы можете сами себе ответить на вопрос, стоит ли признаваться в совершении преступления или нет. Признать ли вину или стоять до конца.

От конкретного судьи тоже многое зависит, судьи делятся на две категории: вникающие в дело и те кто хочет побыстрее его рассмотреть, судья рассматривает уголовное дело поверхностно и формально. Здесь так же действует человеческий фактор. Какая категория людей, которым дано решать вашу судьбу вам достанется от вас не зависит.

Фальсификация доказательств в отношении вас

К сожалению против этого работать тяжело. Наши люди, которые работают в правоохранительных органах мастера подстав и фальсификаций, в этом они очень хорошо преуспели, реально искать доказательства виновности человека и самого человека который совершил преступление это для них тяжело и трудно, а вот сфабриковать это пожалуйста, нарушить все возможные права человека это тоже пожалуйста. Здесь нужно работать, смотреть, что было сфабриковано, какие свидетели явно «подставные», тяжело доказывать сфабрикованные доказательства, но не не возможно поэтому если обвиняют по тяжкой статье, надо бороться на всей стадии следствия. А потом уже смотреть и оценивать, что удалось опровергнуть.

Будем очень благодарные если вы разместите наш сайт у себя на стене Вконтакте или Одноклассниках. Жмите на значок ниже и ставьте лайк, что бы, как можно больше людей знали свои законные права и не подверглись неправомерным действиям со стороны нашей полиции.

Важно знать!